+7 (701) 1910000

kz112@mail.ru

Navoi 58 оf 86

Almaty, Kazakhstan

09:00 - 21:00

Seven days a week

Andrew Tselishev «My memories of Anatoly Bukreev»

{:en}My memories of Bukreev Anatoly
Mountain, Legends, remember, the USSR
Writes Andrew Tselishev, 27/12/2016 8:04
I’ll try to write about Anatolia Bukreeva their memories, how I remember it in the distant 80 and 90 years. Do not swear much, if my memories are far from the truth, but I remember him that way. I no writer, so do not blame me, I write as I can. And I try not to be repeated, and not to write about it well-known facts.
Bukreeva I learned in 1983, when an ordinary soldier was in a company of 12 sport SKA SAVO line for climbing and mountaineering. Anatoly was older than me by 5 years, and a track record gorovoskhozhdeniya he had more. At first he treated me more down, which is quite natural. But it quickly passed since the first joint ascents in July 84 Lenin Peak. He was a former athlete — skier, now working as a coach for cross-country skiing at the farm Mountain Gardener and climbing on seventhousanders few could keep pace with him one. Among the climbers went a joke, that he is the best skier among climbers and the best climber among skiers. Also Shreds moonlighting as an instructor at the camp site Tourism Almatau. And of course, as befits tourists sang and played guitar, he was known in those circles joker. He remembered the instructors classic anecdote:
— Hello, girls.
— And we’re not a girl, we a second time in the campaign.
He sang, in my opinion, very well. Loved songs Vizbora, Cook, Rosenbaum sang with selflessness. Team SKA SAVO at the time was a very strong, if not the strongest in the high-altitude class and Anatoly, with its powerful functionality, seemingly had to be in the starting lineup, but the guys did not let in a circle, perhaps the level of rock and ice preparation Anatoly left much to be desired, maybe there were some other reasons. So he was forced to walk with us, for the first time try their chances of seventhousander. Much later, on the stages of selection to the national team at Kanchenzhangu Tolia managed to pull the missing experience on the rocks, well in high-speed races equal to it was not simple.
Later, after serving in the army, arriving in Almaty on sports events or at work, I stayed at Toli or Rinat Khaibullina (my colleague on the sports company, partner in conjunction and a very strong climber). We byda certain tradition — every time I went, the four of us, three above and Valek Makarov (our resident doctor on almost all of the Alps Events SAVO himself quite strong climber in the past, the soul of the company, who saved many climbers.) Went to Shred in house in the Mountain Gardener (which is about 60 km from Almaty) acquired them. They sang songs, broke the sport mode for alcoholic beverages, remembering the past and enjoyed socializing before dawn. Tolia, incidentally, rarely indulged in alcohol and in small quantities. Such people — their dope enough. The next morning, Dopiewo last song, drank the last drop, went to Alma — Ata, everyone had to work. The hardest of all was Rinat. He was our driver for his old Gas 21. Sometimes Shreds flew to my hometown Ust_Kamenogorsk. I stayed at my house and met his pupil skier Olga Peskelidi coaches and friends, with all supporting good, friendly relations.
At 89, go to Kangchenjunga and thus paving his way to the Himalayas, Shreds gradually moved away from the team SKA SAVO If I am not mistaken, the last of his participation in a joint event was the spring of ’91 on Dhaulagiri. After that, he began to look for opportunities to earn a guide to the «Soviet» seventhousander at McKinley and later in the Himalayas. He is turned out very well. One of his first clients was an American grandfather, I in 93 year Tolia took him to the Khan Tengri and McKinley (unfortunately I do not remember his name, but Tolia basically called him was the grandfather), Tolia went to America at the invitation of his grandfather and I lived with him. He worked there as a laborer, first in general wore on him stones (can not remember where or why, or bricks, or stones in the quarry), showing a slide show in the climbing clubs. In general, I tried as best he could to cling to the job. Also, in the course of, and participated in various sporting events, such as race over rough terrain, where his peers were not many. In America, it was a long time and we have to meet less frequently. Now when Tolia came to Alma-Ata, I arrive just in time, and the time flew to the traditional gatherings in the Mountain gardeners. Earn some money, he bought an apartment on Shreds Medeo, considering the acquisition of a commercial project on the one hand and as a possible accommodation in a clean place. For environmental and health he treated very seriously. The main apartment has dvushka to Satpayev, just behind the Central Stadium. Everything was very austere. It was only furnished kitchen and bathroom. In my opinion in the hall of the former owners were pimped-sofa and an old wardrobe. The rest of the furnishings were backpacks and bags in large numbers scattered in every corner and beyond. This was mainly equipment and related items mountaineering. Tolia was obsessed with sneakers and was sometimes seen in the past buying in the shops of Kathmandu. As the Zatar there b / y sneakers to complete the program. Long and meticulous pacing, selflessly trading, getting enormous pleasure from it. When asked why so many of them you said that it’s New Belans- cool sneakers, and this sauconite, they run a very user-friendly. In short, he could not pass up a good and cheap things. When he saw standing in the corner of the shop guitar, he took rigged and zababahat Zoya Rosenbaum. The shop owner, of course did not understand a word but a long ovation. Ran Toll really sooooo much, hence the love of comfortable shoes. You could prepare themselves to peak form at the right time. In general, he led a very austere life, to save on everything except the favorite sneakers and the Alps. equipment. As it dragged us Valcke Makarov in which the jungle Kathmandu breakfast a few kilometers from the hotel, explaining that there muffins and tea for less at Rs 2-3. But Tolia was not greedy. Economical and thrifty — yes, just I was forced. From the party purchased / used shoes gave me some of the best, explaining that there stupinator ankle and just for my running style. Apparently, including instinct coach. Sometimes he gave glasses, branded good, sometimes sold at cost sneakers (now new) brought a small party of business. In Soviet times, all the coaches were forced to look for jobs in this way. In general Shreds spun as he could earn money to climb the Himalayas and just on bread. And now, I do not remember how Tolia goes to the Himalayas guide for the expedition, if not mistaken, the Indonesian army. He practiced as always on Pyaterochka. Proud of the Order or medal, but it does not matter, issued by the king that same Indonesia for his services and help in achieving the goal. Then goes assistant guide assistant, but American commercial expedition. Finally, the apotheosis, he rides in a guide, unfortunately, the acclaimed Expedition Scott Fischer. I’m talking about the events shown in the film Everest 2015 By the way, I liked the movie. Events related to the operation of Anatoly, as a guide shows there is very close to what he told me immediately after the expedition. (And our American comrades, participants climb Everest ’90, rasplevalis at how the film shows Scott Fischer. In real life, with their words and the words of Anatolia, it was very similar to the Toll his asceticism and allow yourself to drink alcohol in the mountains could not, and had never used it often and also practiced a lot.) Shreds very proud of familiarity with such great climbers. And very upset that all ended so tragically. The more worried about what was written about it in the press, tried to prove that the opinion Krokauera not quite right. But proud. that all of its customers, he saved, thereby fulfilling its mission. Then there was still a lot of climbing, but they told me he was not in such detail.
For me he will always be the standard of commitment, attitude towards his hobby. (Approximately the same was probably the only Hrischaty Valera). At the same time, humor, emotional lyrics and warm attitude to friends. Yes … and about their favorite women (they were few, actually) always said with love and respect. Over time, he became much more serious concerns to the people, and to the mountains he had his own, especially philosophy. But I will not repeat, this much has been written.
Eternal memory!

{:}{:ru}Мои воспоминания об Анатолии Букрееве
Альпинизм, Легенды, Помним, СССР
Пишет Андрей Целищев, 27.12.2016 08:04
Попробую написать об Анатолии Букрееве свои воспоминания, каким он мне запомнился в далекие 80 и 90 годы. Не ругайтесь сильно, если мои воспоминания будут далеки от истины, но мне он запомнился именно таким. Писатель я никакой, так что не обессудьте, пишу как могу. И попробую не повторяться, и не писать о нем общеизвестные факты.

Букреева я узнал в 1983 году, когда рядовым солдатом попал в спорт роту 12 СКА САВО по линии скалолазания и альпинизма. Анатолий был старше меня лет на 5 и послужной список горовосхождений у него был побольше. Первое время он относился ко мне несколько свысока, что вполне естественно. Но это быстро прошло после первых совместных восхождений в июле 84 на пик Ленина. Он был бывшим спортсменом — лыжником, а ныне работал тренером по беговым лыжам в совхозе Горный Садовод и на восхождениях на семитысячники немногие могли идти с ним одним темпом. Среди альпинистов ходила шутка, что он лучший лыжник среди альпинистов и лучший альпинист среди лыжников. Так же Толик подрабатывал инструктором по туризму на турбазе Алматау. И естественно, как и положено туристам пел и играл на гитаре, в тех кругах слыл весельчаком и балагуром. Вспоминал классический инструкторский анекдот :
— Здравствуйте, девочки.
— А мы уже не девочки, мы второй раз в походе.
Пел он, на мой взгляд, очень даже прилично. Любил песни Визбора, Кука, Розенбаума пел с самозабвением. Команда СКА САВО в то время была очень сильной, если не сказать сильнейшей в высотном классе и Анатолий , с его мощнейшими функциональными возможностями, казалось бы должен был быть в основном составе, но ребята его не пускали в свой круг, возможно уровень скальной и ледовой подготовки Анатолия оставлял желать лучшего, может быть были какие то другие причины. Таким образом он вынужден был ходить с нами, впервые пробующими свои возможности на семитысячниках. Уже гораздо позже, на этапах отбора в сборную на Канченжангу Толик сумел подтянуть недостающий опыт на скалах, ну а в скоростных забегах равных ему просто не было.
Впоследствии, уже после службы в армии, приезжая в Алматы на спортивные сборы или по работе, останавливался я у Толи или у Рината Хайбуллина (моего сослуживца по спорт роте, напарника по связке и очень сильного альпиниста). У нас быда некая традиция — каждый раз когда я приезжал, мы вчетвером, трое вышеперечисленные и Валек Макаров (наш постоянный доктор на практически всех альп. Мероприятиях САВО, сам довольно сильный альпинист в прошлом, душа компании, спасший многих альпинистов) ехали к Толику в приобретенный им домик в Горном Садоводе (что то около 60 км от Алматы). Там пели песни, нарушали спортивный режим под алкогольные напитки, вспоминали былое и наслаждались общением до рассвета. Толик, кстати сказать, алкоголем баловался крайне редко и в малых количествах. Про таких говорят — дури своей хватает. Наутро, допев последние песни, допив последние капли, ехали в Алма — Ату, всем нужно было на работу. Тяжелее всех было Ринату. Он был нашим водителем на своей старенькой Газ 21. Иногда Толик прилетал в мой родной город Усть_Каменогорск. Останавливался у меня дома и встречался со своей воспитанницей по лыжам Ольгой Пескелиди и знакомыми тренерами, со всеми поддерживая хорошие, дружеские отношения.
В 89, сходив на Канченджангу и проложив тем самым себе дорогу в Гималаи, Толик постепенно отошел от команды СКА САВО Если не ошибаюсь, последнее его участие в совместном мероприятии было весной 91 года на Даулагири. После этого он начал искать возможности подрабатывать гидом на «Советских» семитысячниках, на Мак Кинли и в дальнейшем в Гималаях. У него это получалось очень хорошо. Одним из первых его клиентов был американский дедушка,по моему в 93 году Толик сводил его на Хан Тенгри и на Мак Кинли( к сожалению не помню как его звали, но Толя в основном звал его именно дедушка), Толик поехал в Америку по приглашению дедушки и жил у него. Работал там разнорабочим, сначала вообще носил по его словам камни (не помню куда и зачем, то ли кирпичи, то ли камни в каменоломне), показывал слайд-шоу в альпинистских клубах. В общем старался как мог зацепиться за работу. Так же, по ходу, участвовал в различных спортивных мероприятиях, типа забег по пересеченной местности, где равных ему было не много. В Америке он был подолгу и встречаться мы стали реже. Теперь уже, когда Толик приезжал в Алма-Ату, я подгадывал время и летел туда же на традиционные посиделки в Горном Садоводе. Заработав немного денег, Толик купил квартиру на Медео, рассматривая приобретение как коммерческий проект с одной стороны и как возможное проживание в более экологически чистом месте. К экологии и к здоровью он относился очень серьёзно. Основной квартирой была двушка на Сатпаева, сразу же за Центральным стадионом. Там все было очень аскетично. Меблированными были только кухня и ванная. По моему в зале от прежних хозяев остались развалюха-диван и старый шкаф. Остальной мебелью являлись рюкзаки и сумки, в огромном количестве разбросанные по всем углам и не только. В основном это было снаряжение и вещи сопутствующие альпинизму. Толик был помешан на кроссовках и иногда был замечен в скупке последних в магазинчиках Катманду. Как то затарился там б/у кроссовками по полной программе. Долго и скрупулезно мерил, самозабвенно торговался, получая от этого огромное удовольствие . На вопрос зачем тебе их так много, сказал, что это же Нью Бэланс- классные кроссовки, а это Саукони, в них бегать очень удобно. Короче, не мог пройти мимо хороших и дешевых вещей. Увидев стоящую в углу магазина гитару, взял, подстроил и забабахал Зойку Розенбаума. Владелец магазина, конечно не понял ни слова но долго аплодировал. Бегал Толя действительно оооочень много, отсюда любовь к удобной обуви. Мог подготовить себя к пику формы в нужное время. И вообще вел очень аскетичный образ жизни, экономил на всем кроме любимых кроссовок и альп. снаряжения. Как то затащил нас с Вальком Макаровым в какие то дебри Катманду на позавтракать за несколько километров от гостиницы, объяснив, что там булочки и чай дешевле на 2-3 рупии. Но жадным Толя не был. Экономным и бережливым — да, просто был вынужден. Из той партии закупленных б/у кроссовок подарил мне одни из лучших, объяснив , что там голеностоп и ступинатор как раз для моего стиля бега. Видимо, включился инстинкт тренера. Иногда дарил очки, хорошие фирменные, иногда продавал по себестоимости кроссовки (уже новые), привезенные небольшой партией для бизнеса. В советские времена все тренера были вынуждены подрабатывать таким образом. В общем Толик крутился, как мог, зарабатывая деньги на восхождения в Гималаи и просто на хлеб. И вот, я уж не помню каким образом Толя едет в Гималаи гидом в экспедицию, если не ошибаюсь, армии Индонезии. Отрабатывает он как всегда на пятерочку. Гордиться орденом или медалью, да это и не важно, выданной королем этой самой Индонезии за заслуги и оказанную помощь в достижении цели. Затем едет помощником помощника гида, но уже Американской коммерческой экспедиции. И наконец апофеоз, он едет гидом в, к сожалению, нашумевшей экспедиции Скота Фишера. Я про события, показанные в фильме Эверест 2015 г. Кстати, фильм мне понравился. События касаемые действий Анатолия, как гида там показаны очень близко к тому что он мне рассказывал сразу после экспедиции. (А наши американские товарищи, участники восхождения на Эверест 90 года, расплевались на то, как в фильме показан Скот Фишер. В жизни, с их слов и со слов Анатолия, он был очень похож на Толю своим аскетизмом и позволить себе пить алкоголь в горах никак не мог, да и в жизни не часто его употреблял и так же много тренировался.) Толик очень гордился знакомством с такими великими альпинистами. И очень переживал , что все закончилось столь трагично. Тем более переживал о том что писали об этом в прессе, пытался доказать, что мнение Крокауэра не совсем правильное. Но и гордился тем. что всех своих клиентов он спас, выполнив тем самым свою задачу. Потом было еще много восхождений, но о них он уже не рассказывал столь подробно.
Для меня он всегда будет эталоном целеустремленности, отношения к любимому занятию. (Приблизительно таким же был, пожалуй, только Валера Хрищатый). И в то же время юмор, душевные песни и теплое отношения к друзьям. Да… , и про своих любимых женщин ( их было немного, на самом деле) всегда говорил с любовью и уважением. Со временем он стал намного серьезнее относится и к людям,а к горам у него была своя, особенная философия. Но не буду повторяться, об этом уже много написано.
Вечная ему память!

{:}